Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Творчество (список заголовков)
19:02 

всем привет)

musfanat
влушиваясь в тишину, вглядываясь в белое
Вступаю к вам, товарищи) Цветаеву - обожаю безумно, ни один поэт не находит такого отклика во мне как она(ну может Зема еще)))

@музыка: безумная ночт Земфиры

@темы: Позитив, Творчество, Я

19:12 

...обречённый на вечную горечь утраты и вечное счастье быть собой (М. и С. Дяченко)
19:05 

Бабушке

Буду улыбаться, как Будда. © Дети Пикассо
Продолговатый и твердый овал,
Черного платья раструбы...
Юная бабушка! - Кто целовал
Ваши надменные губы?

Руки, которые в залах дворца
Вальсы Шопена играли...
По сторонам ледяного лица -
Локоны в виде спирали.

Темный, прямой и взыскательный взгляд,
Взгляд, к обороне готовый.
Юные женщины так не глядят.
Юная бабушка, кто вы?

Сколько возможностей вы унесли,
И невозможностей - сколько? -
В ненасытимую прорву земли,
Двадцатилетняя полька!

День был невинен, и ветер был свеж,
Темные звезды погасли.
- Бабушка! - Этот жестокий мятеж
В сердце моем - не от вас ли?..

4 сентября 1914

@темы: Творчество

19:18 

Тебе-через сто лет

For Festivals end as Festivals must (c)
К тебе, имеющему быть рожденным
Столетие спустя, как отдышу, —
Из самых недр — как на смерть осужденный,
Своей рукой пишу:

— Друг! не ищи меня! Другая мода!
Меня не помнят даже старики.
— Ртом не достать! — Через летейски воды
Протягиваю две руки.

Как два костра, глаза твои я вижу,
Пылающие мне в могилу — в ад, —
Ту видящие, что рукой не движет,
Умершую сто лет назад.

Со мной в руке — почти что горстка пыли —
Мои стихи! — я вижу: на ветру
Ты ищешь дом, где родилась я — или
В котором я умру.

На встречных женщин — тех, живых, счастливых, —
Горжусь, как смотришь, и ловлю слова:
— Сборище самозванок! Всё мертвы вы!
Она одна жива!

Я ей служил служеньем добровольца!
Все тайны знал, весь склад ее перстней!
Грабительницы мертвых! Эти кольца
Украдены у ней!

О, сто моих колец! Мне тянет жилы,
Раскаиваюсь в первый раз,
Что столько я их вкривь и вкось дарила, —
Тебя не дождалась!

И грустно мне еще, что в этот вечер,
Сегодняшний — так долго шла я вслед
Садящемуся солнцу, — и навстречу
Тебе — через сто лет.


Бьюсь об заклад, что бросишь ты проклятье
Моим друзьям во мглу могил:
— Все восхваляли! Розового платья
Никто не подарил!

Кто бескорыстней был?! — Нет, я корыстна!
Раз не убьешь, — корысти нет скрывать,
Что я у всех выпрашивала письма,
Чтоб ночью целовать.

Сказать? — Скажу! Небытие — условность.
Ты мне сейчас — страстнейший из гостей,
И ты окажешь перлу всех любовниц
Во имя той — костей.

Август 1919

Когда я это читала-плакала...

@темы: Творчество

23:42 

Буду улыбаться, как Будда. © Дети Пикассо
Я — есмь. Ты — будешь. Между нами — бездна.
Я пью. Ты жаждешь. Сговориться — тщетно.
Нас десять лет, нас сто тысячелетий
Разъединяют.— Бог мостов не строит.

Будь!— это заповедь моя. Дай — мимо
Пройти, дыханьем не нарушив роста.
Я — есмь. Ты будешь. Через десять весен
Ты скажешь: — есмь!— а я скажу: — когда-то...

@темы: Творчество

18:48 

Мери-Ли
Homo sum humani nihil a me alienum puto.
"Пушкин - тога, Пушкин - схима,
Пушкин - мера, Пушкин - грань..."
Пушкин. Пушкин, Пушкин - имя
Благородное - как брань
Площадную - попугаи.
Пушкин? Очень испугали!


Очень интересный отрывок нашла у Марины Цветаевой, но откуда он???

@темы: Творчество

15:34 

Буду улыбаться, как Будда. © Дети Пикассо
Понимаю, что нехорошо выкладывать чужие стихи без разрешения, но я никак не могу связаться с этой чудеснейшей женщиной, пишущей такие потрясающие стихи, посвященные Цветаевой.
Надеюсь, она мне простит. Но стихи и правда потрясающие.

А у нас светлых глаз нет приказа подымать

Я наряжусь в цветы
я опущу глаза
Я всё на свете
Себе прощу

Войду в Маринину тишь-да-гладь
И благодать в себе возвещу.

Я буду тихо
Сплетать слова
Я буду жить
Как всегда, как всегда.

Я буду в рифму
Слагать стихи
Я стану прежней
Как никогда.

(с) Аййршири

@темы: Творчество

12:04 

Буду улыбаться, как Будда. © Дети Пикассо
В огромном городе моём - ночь.
Из дома сонного иду - прочь.
И люди думают:жена,дочь,-
А я запомнила одно:ночь.
Июльский ветер мне метёть-путь,
И где-то музыка в окне-чуть.
Ах,нынче ветру дозари-дуть
Сквозь стенки тонкие груди-в грудь.
Есть чёрный тополь,и вокне-свет,
И звон на башне,и в руке-цвет,
И шаг вот этот -никому вслед,
И тень вот эта,а меня-нет.
Огни-как нити золотых бус,
Ночного листика во рту-вкус.
Освободите от дневных уз,
Друзья,поймите,что я вам - снюсь.

@темы: Творчество

16:47 

Фея в укропе
Буду улыбаться, как Будда. © Дети Пикассо
Пора снимать янтарь
Пора менять словарь
Пора гасить фонарь
Наддверный.........

февраль 1941 года.

@темы: Творчество

21:49 

Здравствуйте!

Сердце, как цветок - его нельзя открыть силой, оно должно раскрыться само.
Моей душе очень созвучно творчество Марины Ивановны. :)
Один из любимых моих циклов.
Дон Жуан

@темы: Творчество

21:55 

Сердце, как цветок - его нельзя открыть силой, оно должно раскрыться само.
А относительно недавно обнаружила даже стихи о Консуэло. :attr:

вот.

@темы: Творчество

22:09 

...обречённый на вечную горечь утраты и вечное счастье быть собой (М. и С. Дяченко)
В Киеве 24 сентября пройдёт литературный квартирник, в ходе которого киевские и не очень поэтессы будут читать свои стихи и стихи Цветаевой.)
более подробная инфа - www.gay.ru/news/rainbow/2008/09/15-13825.htm

@темы: Творчество

14:23 

Буду улыбаться, как Будда. © Дети Пикассо
Я знаю весь любовный шёпот,
— Ах, наизусть! —
— Мой двадцатидвухлетний опыт —
Сплошная грусть!

Но облик мой — невинно розов,
— Что ни скажи! —
Я виртуоз из виртуозов
В искусстве лжи.

От скрипки — от автомобиля —
Шелков, огня...
От пытки, что не все любили
Одну меня!

От нежного боа на шее...
И как могу
Не лгать, — раз голос мой нежнее,
Когда я лгу...

(с) Марина Цветаева, 1915 г.

@темы: Творчество

19:18 

отрывок из "Черта"

Буду улыбаться, как Будда. © Дети Пикассо
Нет, со священниками (да и с академиками!) у меня никогда не вышло. С православными священниками, золотыми и серебряными, холодными как лед распятия — наконец подносимого к губам. Первый такой страх был к своему родному дедушке, отцову отцу, шуйскому протоиерею о. Владимиру Цветаеву (по учебнику Священной истории которого, кстати, учился Бальмонт) — очень старому уже старику, с белой бородой немножко веером и стоячей, в коробочке, куклой в руках — в которые я так и не пошла.
— Барыня! Священники пришли! Прикажете принять?
И сразу — копошение серебра в ладони, переливание серебра из руки в руку, из руки в бумажку: столько-то батюшке, столько-то дьякону, столько-то дьячку, столько-то просвирне... Не надо бы — при детях, либо, тогда уж, не надо бы нам, детям серебряного времени, про тридцать сребреников. Звон серебра сливался со звоном кадила, лед его с льдом парчи и распятия, облако ладана с облаком внутреннего недомогания, и все это тяжело ползло к потолку белой, с изморозными обоями, залы, нанепонятно-жутких повелительных возгласах:
— Благослови, Владыко!
— О-о-о...
Все было — о, и зала — о, и потолок — о, и ладан — о, и кадило — о. И когда уходили священники, ничего от них не оставалось, кроме последнего, в филодендронах, о — ладана.
Эти воскресные службы для меня были — вой. «Священники пришли» звучало совершенно как «покойники».
— Барыня, покойники пришли, — прикажете принять?

Посредине черный гроб,
И гласит протяжно поп:
Буди взят моги-илой!

Вот этот-то черный гроб стоял у меня в детстве за каждым священником, тихо, из-за парчовой спины, глазел и грозил. Где священник — там гроб. Раз священник — так гроб.
Да и теперь, тридцать с лишним лет спустя, за каждым служащим священником я неизменно вижу покойника: за стоящим — лежащего. И — только за православным. Каждая православная служба, кроме единственной — пасхальной, вопящей о воскресении и высоты разверстых небес отрясающей всякий прах, каждая православная служба для меня — отпевание.
Что бы ни делал священник, мне все кажется, что священник над ним наклоняется, ему кадит, изо всех сил уговаривает и даже — заговаривает: «Лежи, лежи, а я тебе попою...» Или: «Ну, лежи, лежи, чего уж тут...» Заклинает.
Священники мне в детстве всегда казались колдунами. Ходят и поют. Ходят и махают. Ходят и колдуют. Охаживают. Окуривают. Они, так пышно и много одетые, казались мне не-нашими12, а не тот, скромно- и серо-голый, даже бедный бы, если бы не осанка, на краю Валерииной кровати.
От священников — серебряной горы спины священника — только затем горы, чтобы скрыть, мне и Бог казался страшным: священником, только еще страшней, серебряной горой: Араратом. И три барана детской скороговорки — «На горе Арарат три барана орали» — конечно, орали от страха, оттого, что остались одни с Богом.
Бог для меня был — страх.
Ничего, ничего, кроме самой мертвой, холодной как лед и белой как снег скуки, я за все мое младенчество в церкви не ощутила. Ничего, кроме тоскливого желания: когда же кончится? и безнадежного сознания: никогда. Это было еще хуже симфонических концертов в Большом зале Консерватории.

@темы: Творчество

14:52 

Буду улыбаться, как Будда. © Дети Пикассо
Полюбил богатый — бедную,
Полюбил ученый — глупую,
Полюбил румяный — бледную,
Полюбил хороший — вредную:
Золотой — полушку медную.

— Где, купец, твое роскошество?
«Во дырявом во лукошечке!»

— Где, гордец, твои учености?
«Под подушкой у девчоночки!»

— Где, красавец, щеки алые?
«За ночь черную — растаяли».

— Крест серебряный с цепочкою?
«У девчонки под сапожками!»

Не люби, богатый, — бедную,
Не люби, ученый, — глупую,
Не люби, румяный, — бледную,
Не люби, хороший, — вредную.
Золотой — полушку медную!

Между 21 и 26 мая 1918

@темы: Творчество

00:19 

Tate
Ein Stein mit dem Schimmer einer Blume
Отрывок из девятого стихотворения цикла "Подруга" (Прежние названия цикла - "Кара" и "Ошибка")

Сердце сразу сказало: «Милая!»
Всё тебе — наугад — простила я,
Ничего не знав, — даже имени! —
О, люби меня, о, люби меня!

(с)

@темы: Творчество

00:52 

Tate
Ein Stein mit dem Schimmer einer Blume
Из того же цикла.
Хотела бы написать сама, но Марина уже давно сделала это за меня. И гораздо лучше.

...И еще скажу устало,
— Слушать не спеши! —
Что твоя душа мне встала
Поперек души.

И еще тебе скажу я:
— Все равно—канун! —
Этот рот до поцелуя
Твоего был юн.

Взгляд—до взгляда — смел и светел,
Сердце — лет пяти...
Счастлив, кто тебя не встретил
На своем пути.

@темы: Творчество

19:29 

Убедительно доказывает,

Tate
Ein Stein mit dem Schimmer einer Blume
что у Марины были очень, очень разные стихотворения.

ТОЛЬКО ДЕВОЧКА

Я только девочка. Мой долг
До брачного венца
Не забывать, что всюду - волк
И помнить: я - овца.

Мечтать о замке золотом,
Качать, кружить, трясти
Сначала куклу, а потом
Не куклу, а почти.

В моей руке не быть мечу,
Не зазвенеть струне.
Я только девочка,- молчу.
Ах, если бы и мне

Взглянув на звезды знать, что там
И мне звезда зажглась
И улыбаться всем глазам,
Не опуская глаз!
(с)

@темы: Творчество

23:27 

Это у нее еще было время "золота и роз" и "чуть золотого фая"

Tate
Ein Stein mit dem Schimmer einer Blume
Мне полюбить Вас не довелось,
А может быть - и не доведется!
Напрасен водоворот волос
Над темным профилем инородца,
И раздувающий ноздри нос,
И закурчавленные реснички,
И - вероломные по привычке -
Глаза разбойника и калмычки.

И шаг, замедленный у зеркал,
И смех, пронзительнее занозы,
И этот хищнический оскал
При виде золота или розы,
И разлетающийся бокал,
И упирающаяся в талью
Рука, играющая со сталью,
Рука, крестящаяся под шалью.

Так, - от безделья и для игры -
Мой стих меня с головою выдал!
Но Вы красавица и добры:
Как позолоченный древний идол
Вы принимаете все дары!
И все, что голубем Вам воркую -
Напрасно - тщетно - вотще и всуе,
Как все признанья и поцелуи!
(с)

@темы: Творчество

13:32 

"О Софии Парнок" Елена Печерская

Tate
Ein Stein mit dem Schimmer einer Blume
«Русский Лесбос»

читать дальше

@темы: Творчество

"Я мятежница с вихрем в крови"... или сообщество, посвященное творчеству Марины Цветаевой

главная