Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:17 

на том берегу, где мы были (с)

возможно
фсё-таки удивительно. вот Другие берега Набокова - большая книжка, я её в своё время, уже, наверно, лет 10 назад, всю читала, многое меня тронуло и в целом она мне пришлась по душе - хоть, недавно мне встретилось, кто-то её определил как "воспоминания главным образом о гувернантках"... - помнится смутно общее впечатление от воспоминаний о детстве - и что же помнится чётко, почти дословно? - странная лирическая прогулка с Цветаевой по каким-то пражским холмам. (и сейчас мысль, конечно со всеми поправками на время-расстояние, но всё же: повезло...) - избирательность лично моей памяти? - *пожимаю плечами*. насколько помню, когда читала, ещё не было у меня особого внимания к Цветаевой. впрочем не уверена.
...ещё смел на неё пародию сочинить. нехороший человек. - впрочем, пародия, на мой взгляд, только подчёркивает силу, живость, великолепие первоисточника. )

@темы: Другие берега, Набоков

23:38 

По поводу музея в Мск

Возвращаются все, кроме тех, кто нужней. я не верю судьбе, а себе - еще меньше... (с)
Ребята те, кто из славной столицы, скажите, пожалуйста, как сейчас в музее стало после реставрации? Может кто-то был и фотографировал?

13:18 

Сегодня годовщина. Мы помним и чтим.....

21:55 

Сердце, как цветок - его нельзя открыть силой, оно должно раскрыться само.
А относительно недавно обнаружила даже стихи о Консуэло. :attr:

вот.

@темы: Творчество

21:49 

Здравствуйте!

Сердце, как цветок - его нельзя открыть силой, оно должно раскрыться само.
Моей душе очень созвучно творчество Марины Ивановны. :)
Один из любимых моих циклов.
Дон Жуан

@темы: Творчество

16:47 

Фея в укропе
Буду улыбаться, как Будда. © Дети Пикассо
Пора снимать янтарь
Пора менять словарь
Пора гасить фонарь
Наддверный.........

февраль 1941 года.

@темы: Творчество

12:04 

Буду улыбаться, как Будда. © Дети Пикассо
В огромном городе моём - ночь.
Из дома сонного иду - прочь.
И люди думают:жена,дочь,-
А я запомнила одно:ночь.
Июльский ветер мне метёть-путь,
И где-то музыка в окне-чуть.
Ах,нынче ветру дозари-дуть
Сквозь стенки тонкие груди-в грудь.
Есть чёрный тополь,и вокне-свет,
И звон на башне,и в руке-цвет,
И шаг вот этот -никому вслед,
И тень вот эта,а меня-нет.
Огни-как нити золотых бус,
Ночного листика во рту-вкус.
Освободите от дневных уз,
Друзья,поймите,что я вам - снюсь.

@темы: Творчество

10:24 

Нашла это сообщество через Фею в укропе (за что ей - спасибо)). Очень люблю стихи Цветаевой. Благодаря её стихам, я вобще полюбила стихи (читать, писать стихи не умею нисколько).
А это первое стихотворение Цветаевой, которое я, взяв со скуки сборник стихов Цветаевой, что среди кучи других книг лежал у нас на полке книжного шкафа, прочитала. До этого не любила стихов. Никаких. И неожиданно для себя - влюбилась.

КНИГИ В КРАСНОМ ПЕРЕПЛЕТЕ
Из рая детского житья
Вы мне привет прощальный шлете,
Неизменившие друзья
В потертом, красном пререплете.
Чуть легкий выучен урок,
Бегу тот час же к вам, бывало,
- Уж поздно!- Мама, десять строк!...-
Но, к счастью, мама забывала.
Дрожат на люстрах огоньки...
Как хорошо за книгой дома!
Под Грига, Шумана и Кюи
Я узнавала судьбы Тома.
Темнеет, в воздухе свежо...
Том в счастье с Бэкки полон веры.
Вот с факелом Индеец Джо
Блуждает в сумраке пещеры...
Кладбище... Вещий крик совы....
(Мне страшно!) Вот летит чрез кочки
Приемыш чопорной вдовы,
Как Диоген, живущий в бочке.
Светлее солнца тронный зал,
Над стройным мальчиком - корона...
Вдруг - нищий! Боже! Он сказал:
"Позвольте, я наследник трона!"
Ушел во тьму, кто в ней возник.
Британии печальны судьбы...
- О, почему средь красных книг
Опять за лампой не уснуть бы?
О золотые времена,
Где взор смелей и сердце чище!
О золотые имена:
Гекк Финн, Том Сойер, Принц и Нищий!

15:34 

Буду улыбаться, как Будда. © Дети Пикассо
Понимаю, что нехорошо выкладывать чужие стихи без разрешения, но я никак не могу связаться с этой чудеснейшей женщиной, пишущей такие потрясающие стихи, посвященные Цветаевой.
Надеюсь, она мне простит. Но стихи и правда потрясающие.

А у нас светлых глаз нет приказа подымать

Я наряжусь в цветы
я опущу глаза
Я всё на свете
Себе прощу

Войду в Маринину тишь-да-гладь
И благодать в себе возвещу.

Я буду тихо
Сплетать слова
Я буду жить
Как всегда, как всегда.

Я буду в рифму
Слагать стихи
Я стану прежней
Как никогда.

(с) Аййршири

@темы: Творчество

18:48 

Мери-Ли
Homo sum humani nihil a me alienum puto.
"Пушкин - тога, Пушкин - схима,
Пушкин - мера, Пушкин - грань..."
Пушкин. Пушкин, Пушкин - имя
Благородное - как брань
Площадную - попугаи.
Пушкин? Очень испугали!


Очень интересный отрывок нашла у Марины Цветаевой, но откуда он???

@темы: Творчество

13:37 

Ночной неоконченный очерк о Марине Ивановне

i could pee on this (c)
Я повторяла Цветаеву сколько могла — пока не поняла, что повторять за кем-то (не то чтобы плохо, но) не-модно. Эта мода быть собой — она сейчас распространена среди некоторых моих друзей — эта мода является чем-то вроде показателя хорошего вкуса. Так вот, год назад, начитавшись хороших — и по-хорошему её стихов — я писала свои, хорошие, но тоже принадлежавшие — ей. Теперь они другие. Принадлежат то Цветаевой, то Арбениной, то Маяковскому, то Бродскому, то любому абстрактному интеренет-псевдониму.
Мне не хочется принимать этот факт подражания, но сейчас я — злая, эдак по-творчески злая — говорю интонациями О. Памука, "Черную книгу" которого я отложила буквально десять минут назад. И даже это предложение, как и предыдущее, — целиком памуковское.

Возвращаюсь к Марине Цветаевой.
Некоторое время назад — может быть, несколько лет — я называла ее по-свойски: Марина. Это было наивно-доверительное, нахально-детское, почти как к старшей подруге: Марина. Но Марина росла со мной и однажды доросла до Ивановны — в тот день, когда был дочитан двухтомник, состоящий из преимущественно ее зрелых стихов. Мало дочитан — осмыслен наконец.
Понимать Цветаеву, не зная ее самой, не курив с ней на кухне, не беседовав о пустяках, не видев человека — нельзя. И поэтому в каждый ее портрет — особенно фото — вглядываюсь особенно. Представляю эту, описанную современниками, манеру общаться: непреклонность и прямость до резкости. Она (манера) видна: в позе, в небрежности — но не элегантно-блядской небрежности нынешних красоток, а ненавязчивой, полумужской — небрежности поворота головы, небрежности пальцев, сжимающих папиросу. Видна вся Цветаева в складке рта, особенно видна в плечах: знакомые ее говорили о прямоте ее спины, а я бы сказала — о твердости, а это разные вещи. В плечах ее, в шее, в груди угадывается то ли мощь, то ли трагедия, а вернее — все вместе.
Рисованные портреты ее (знаю, что портреты пишут, а не рисуют, но!), конечно, иные. Рисованные мужчинами — женские. Ибо рисовали мужчины — женщину, а надо было — поэта целиком.

читать дальше

@темы: Литература, Любовь, Я

23:42 

Буду улыбаться, как Будда. © Дети Пикассо
Я — есмь. Ты — будешь. Между нами — бездна.
Я пью. Ты жаждешь. Сговориться — тщетно.
Нас десять лет, нас сто тысячелетий
Разъединяют.— Бог мостов не строит.

Будь!— это заповедь моя. Дай — мимо
Пройти, дыханьем не нарушив роста.
Я — есмь. Ты будешь. Через десять весен
Ты скажешь: — есмь!— а я скажу: — когда-то...

@темы: Творчество

00:33 

Буду улыбаться, как Будда. © Дети Пикассо
...При этом хотелось бы отметить, что Цветаева -- поэт
чрезвычайно искренний, вообще, возможно, самый искренний в истории русской поэзии. Она ни из чего не делает тайны, и менее всего -- из своих эстетических и философских кредо, рассыпанных в ее стихах
и прозе с частотой личного местоимения первого лица единственного числа.
Поэтому читатель оказывается более или менее подготовленным к манере цветаевской речи в "Новогоднем" -- так называемому лирическому монологу. К чему он, однако, никак не подготовлен, сколько раз он "Новогоднее" ни перечитывай, это к интенсивности этого монолога, к чисто лингвистической энергии этой исповеди. И дело совсем не в том, что "Новогоднее" --стихотворение, т. е. форма
повествования, требующая, по определению, при максимальной сфокусированности, максимальной конденсации речи. Дело в том,
что Цветаева исповедуется не перед священником, но перед поэтом. А по ее табели о рангах поэт примерно настолько же выше священника, насколько человек -- по стандартной теологии -- выше ангелов, ибо последние не созданы по образу и подобию Божьему.
Как это ни парадоксально и ни кощунственно, но в мертвом Рильке
Цветаева обрела то, к чему всякий поэт стремится: абсолютного слушателя.
Распространенное убеждение, что поэт всегда пишет для кого-то, справедливо только наполовину и чревато многими недоразумениями. Лучше других на вопрос "Для кого вы пишете?" ответил Игорь Стравинский: "Для себя и для гипотетического alter ego". Сознательно или бессознательно всякий поэт на
протяжении своей карьеры занимается поисками идеального читателя, этого alter ego, ибо поэт стремится не к признанию, но к пониманию. Еще Баратынский утешал в письме Пушкина, говоря, что не следует особо изумляться, "ежели гусары нас более не читают". Цветаева идет еще дальше и в стихотворении "Тоска по родине" заявляет:

Не обольщусь и языком
Родным, его призывом млечным.
Мне безразлично -- на каком
Непонимаемой быть встречным.


Иосиф Александрович Бродский. Об одном стихотворении

17:26 

...иногда она смотрит на дым и завидует ангелам(с)
На днях услышала "Расстояния, версты, мили" в исполнении Алисы Френдлих. И поняла, что ненавижу, когда стихи читают вслух. И песни на стихи тоже очень не люблю.
Мне кажется что в стихотворении и так заключено все и даже больше, и никакие звуковые сопровождения просто не нужны.

А вы как думаете?

19:18 

Тебе-через сто лет

For Festivals end as Festivals must (c)
К тебе, имеющему быть рожденным
Столетие спустя, как отдышу, —
Из самых недр — как на смерть осужденный,
Своей рукой пишу:

— Друг! не ищи меня! Другая мода!
Меня не помнят даже старики.
— Ртом не достать! — Через летейски воды
Протягиваю две руки.

Как два костра, глаза твои я вижу,
Пылающие мне в могилу — в ад, —
Ту видящие, что рукой не движет,
Умершую сто лет назад.

Со мной в руке — почти что горстка пыли —
Мои стихи! — я вижу: на ветру
Ты ищешь дом, где родилась я — или
В котором я умру.

На встречных женщин — тех, живых, счастливых, —
Горжусь, как смотришь, и ловлю слова:
— Сборище самозванок! Всё мертвы вы!
Она одна жива!

Я ей служил служеньем добровольца!
Все тайны знал, весь склад ее перстней!
Грабительницы мертвых! Эти кольца
Украдены у ней!

О, сто моих колец! Мне тянет жилы,
Раскаиваюсь в первый раз,
Что столько я их вкривь и вкось дарила, —
Тебя не дождалась!

И грустно мне еще, что в этот вечер,
Сегодняшний — так долго шла я вслед
Садящемуся солнцу, — и навстречу
Тебе — через сто лет.


Бьюсь об заклад, что бросишь ты проклятье
Моим друзьям во мглу могил:
— Все восхваляли! Розового платья
Никто не подарил!

Кто бескорыстней был?! — Нет, я корыстна!
Раз не убьешь, — корысти нет скрывать,
Что я у всех выпрашивала письма,
Чтоб ночью целовать.

Сказать? — Скажу! Небытие — условность.
Ты мне сейчас — страстнейший из гостей,
И ты окажешь перлу всех любовниц
Во имя той — костей.

Август 1919

Когда я это читала-плакала...

@темы: Творчество

19:05 

Бабушке

Буду улыбаться, как Будда. © Дети Пикассо
Продолговатый и твердый овал,
Черного платья раструбы...
Юная бабушка! - Кто целовал
Ваши надменные губы?

Руки, которые в залах дворца
Вальсы Шопена играли...
По сторонам ледяного лица -
Локоны в виде спирали.

Темный, прямой и взыскательный взгляд,
Взгляд, к обороне готовый.
Юные женщины так не глядят.
Юная бабушка, кто вы?

Сколько возможностей вы унесли,
И невозможностей - сколько? -
В ненасытимую прорву земли,
Двадцатилетняя полька!

День был невинен, и ветер был свеж,
Темные звезды погасли.
- Бабушка! - Этот жестокий мятеж
В сердце моем - не от вас ли?..

4 сентября 1914

@темы: Творчество

14:25 

так вслушиваются

such an incredible height
Так вслушиваются (в исток
Вслушивается - устье).
Так внюхиваются в цветок:
Вглубь - до потери чувства!

Так в воздухе, который синь, -
Жажда, которой дна нет.
Так дети, в синеве простынь,
Всматриваются в память.

Так вчувствовывается в кровь
Отрок - доселе лотос.
...Так влюбливаются в любовь:
Впадываются в пропасть.

Друг! Не кори меня за тот
Взгляд, деловой и тусклый.
Так вглатываются в глоток:
Вглубь - до потери чувства!

Так, в ткань врабатываясь, ткач
Ткет свой последний пропад.
Так дети, вплакиваясь в плач,
Вшептываются в шепот.

Так вплясываются... (Велик
Бог - посему крутитесь!)
Так дети, вкрикиваясь в крик,
Вмалчиваются в тихость.

Так жалом тронутая кровь
Жалуется - без ядов!
Так вбаливаются в любовь:
Впадываются в: падать.


мое любимое у нее... нигде еще не видела такой игры слов) и такого словообразования. по-моему, это просто невероятный стих :)

23:55 

Расстояние - версты, мили

Буду улыбаться, как Будда. © Дети Пикассо
Расстояние: версты, мили...
Нас расставили, рассадили,
Чтобы тихо себя вели,
По двум разным концам земли.
Расстояние: версты, дали…
Нас расклеили, распаяли,
В две руки развели, распяв,
И не знали, что это сплав
Вдохновений и сухожилий...
Не рассорили – раз-сорили,
Расслоили...
Стена, да ров.
Расселили нас, как орлов –
Заговорщиков: версты, дали...
Не расстроили – растеряли.
По трущобам земных широт
Рассовали нас, как сирот.
Который уж, ну который – март?!
Разбили нас, как колоду карт!

14:02 

мое любимое.

В ПАРИЖЕ

Дома до звезд, а небо ниже,
Земля в чаду ему близка.
В большом и радостном Париже
Все та же тайная тоска.

Шумны вечерние бульвары,
Последний луч зари угас,
Везде, везде все пары, пары,
Дрожанье губ и дерзость глаз.

Я здесь одна. К стволу каштана
Прильнуть так сладко голове!
И в сердце плачет стих Ростана,
Как там, в покинутой Москве.

Париж в ночи мне чужд и жалок,
Дороже сердцу прежний бред!
Иду домой, там грусть фиалок
И чей-то ласковый портрет.

Там чей-то взор печально-братский,
Там нежный профиль на стене.
Rostand и мученик-Рейхштадтский,
И Сара – все придут во сне!

В большом и радостном Париже
Мне снятся травы, облака,
И дальше смех, и тени ближе,
И боль, как прежде глубока.

Июнь 1909, Париж.

02:24 

Четыре строки.

Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин
Это была оказанная мной "медвежья услуга" - попытка анализа стихотворения к уроку литературы для дочери моей подруги:

«Пора снимать янтарь,
Пора менять словарь,
Пора гасить фонарь
Наддверный...»
(М.И.Цветаева)

читать дальше

"Я мятежница с вихрем в крови"... или сообщество, посвященное творчеству Марины Цветаевой

главная